К нам в редакцию обратился Виктор Алексеев с просьбой рассказать об одной семье из села Маслово (Уйский район). Об этой семье он узнал от мамы, которая проживает в Маслово.

«Когда мне мама позвонила, я не понимал, насколько это серьёзная проблема. Чтобы помочь я выслал денег. В дальнейшем, когда была возможность, я помогал. Просто для галочки. И буквально недавно я приезжал туда к родителям. Думаю зайду, познакомлюсь. Я заехал в супермаркет, закупился продуктами. Прихожу, и тут я просто понимаю глобальную проблему», – рассказывает Виктор.

У Светланы Марченковой пятеро детей, трое из которых на иждивении: мальчики 4 и 8 лет и девочка 10 лет. Старшие сыновья из дома уехали. Один на обучении в колледже, а от второго вестей давно нет. Ходят слухи, что он уехал на Донбасс. Женщина не пьёт и не ведёт аморальный образ жизни. Дети Светланы жизнерадостные воспитанные ребята, дочка учится на одни пятёрки.

Раньше Светлана жила с мамой. После её смерти семью выселили из дома, так как он оказался не приватизированным. В 2011 году на материнский капитал семья купила половину дома в Маслово. Изначально, по словам Светланы, дом выглядел нормально. И органы соцзащиты признали его пригодным для жилья. Но оказалось, что под ним проходят грунтовые воды, дом стоит практически на болоте. Кроме того, он отрезан от центрального отопления. Через два года дом стал разваливаться. Стены разбухают от сырости, вода идёт уже на первый этаж. Заморозки этой зимой Светлана с детьми пережидала в больнице. За время отсутствия дом сильно промёрз, и после растопки со стен полилась вода.

«Я уже куда только не обращалась. Пришла к главе, к Владейщикову [глава Уйского муниципального района – прим. ред.], он мне только в лицо рассмеялся и сказал: «А что ты хочешь, чтобы я твоих детей к себе забрал жить?», – говорит Светлана.

Сейчас из электроприборов в доме работает только лампочка на кухне и мобильный телефон. Однако это не уменьшает счет за электричество. Дело в том, что в доме нет счётчиков, и сумма высчитывается по нормативу за пятерых прописанных. Виктор пытается договориться с собственниками второй половины дома (она сейчас пустует), чтобы переселить семью туда.

На обращения за помощью администрация села отвечает только угрозами забрать детей в приют. Помогать в ремонте они отказываются под предлогом, что дом куплен на материнский капитал и они «не имеют право вообще туда заходить и ремонтировать». В 2016 году Светлане выделили 3000 рублей на ремонт дома. На эти деньги она купила материалы и самостоятельно замазала щели внутри. Также была выделена единовременная выплата в размере 1166 рублей на оплату коммунальных услуг. В 2017 году семье выдали продуктовый набор. В остальном помощь от государства ограничивается консультациями и беседами. Ежемесячно многодетная мать получает пособие в размере 1650 рублей.

Светлана безработная. Одно время она работала в Чебаркуле, дворником в детском саду, затем на вокзале. Но там появились проблемы с жильём.

«Везде меня с детьми выгоняли, везде нас называли уйскими бомжами», – рассказывает Светлана.

Работу в селе многодетная мать найти не может. Она пробовала устроиться в больницу в Уйске, но оказалось, что зарплата не окупит даже проезд до работы. По словам Виктора, в селе есть рабочие места. Проблема в том, что один человек в администрации может занимать сразу две ставки.

Виктор рассказал нам и об отношении селян к этой семье. И соседи, и администрация с негативом относятся к Светлане, называют её лентяйкой и иждивенкой.

«Все соседи, кто мне помогал: кто молока даст, кто ведро картошки. А на собрании они меня всю обозвали, как только хотели», – говорит Светлана Марченкова.

Единственный, кто доброжелательно относится и старается помочь семье Марченковых, это их сосед Александр Иванович Линков. Он рассказал, почему разваливающийся дом отказываются признать аварийным. Дело в том, что раньше дом принадлежал основателю села Маслова, строению уже больше 150 лет. Каждое лето в село съезжаются художники, чтобы изобразить этот дом. По словам жителей, на чердаке даже были найдены письма Ленина. Совет ветеранов села пытается добиться признания его памятником культурного наследия. После этого, по мнению Александра Ивановича, семью нужно будет переселить, а в доме организовать музей.

«Следующую зиму они в нём не переживут», – подытожил Александр Иванович.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter