Когда аниматор (признайтесь, вы ведь тоже не переносите ремесленническое и неживое «мультипликатор») выпускает ленту за лентой в схожей стилистической манере, подсознание зрителя невольно, само собой, начинает сплетать рисованные образы в единую причудливую вселенную. Разрывая беспощадные рамки обрамляющих титров, мы с вами создаем фантастический город, существующий по оподленным правилам, в котором жители встречаются, расстаются, несутся по своим делам, проживая сотни жизней в единицу времени. Город, который построил Билл Плимптон, утопает в гротеске. Здесь по улицам вальяжно разгуливают мутанты-пришельцы, под облаками парят ангелы, показывая задницы пролетающим самолетам, а самая мощная магия обладает сложностью примитивного карточного фокуса. Прыгнуть из тела в тело, отрастить бюст размера L и добрый десяток иксов перед ней, превратить человека в ящерицу или серафима – все это вполне будничная практика героев Плимптона. И, разумеется, «Измена» превосходно вписывается в рамки этого безумного-безумного-безумного мира.

Впрочем, если вы решите нарисовать импровизированную карту Плимптон-сити, то «Измена» окажется на самой окраине города. И дело тут не в пастельных тонах и сладковатых, на грани приторности, привкусах любовных отношений Эллы и Джейка. И даже не в том, что декорации, в которых разыгрывается опереточная драма (парк аттракционов, заправка, дешевый мотель и заброшенный театр), идеально выглядят именно вдали от шумной и пыльной городской суеты. Просто «Измена» стоит особняком в плеяде плимптоновских фильмов. Стало меньше характерной обнаженки, а уровень «быдлоюмора» заметно упал. Но на самом деле это всего лишь косметические доработки. Здесь сам стержень истории претерпевает существенные изменения.

Сюжет подается от лица женщины. Не визжащей дурочки, ожидающей спасения от своего принца и нужной лишь для относительно вменяемой мотивации главного героя (пусть и в качестве объекта сексуального вожделения, хотя порой там проскальзывали и намеки на любовь), но серьезной сильной леди, способной и в морду плюнуть, и киллера нанять при желании. Именно этот взгляд добавляет женственность картине. Там, где раньше были скабрезные анекдоты, прорисовывается поэзия. И пусть от нее все еще явственно веет ноктюрном водосточных труб, она добавляет ту порцию легкости в бытие, которой так не хватало предыдущим работам Плимптона. Женские персонажи не просто становятся главными героями, но превращаются в движущую силу, создающую и разрушающую карманные мирки. Мужчина – не более чем инструмент для поддержания планки собственного самолюбования на должном уровне. Ему не хватает сил на тяжелый разговор, и он постыдно бежит в номера дешевых пригородных мотелей, топя свое горе (а скорее непонимание) в измене.

Собственно, «измена» не совсем то слово, которым можно было бы охарактеризовать творящееся действо. Джейк не ищет новизны в отношениях, Элла не подбирает себе идеального спутника. Для Плимптона измена это в первую очередь отклонение от нормы. Билл снимал кино о своеобразной патологии в отношениях. Обуреваемые страстями партнеры не могут отпустить друг друга. Они кружатся в гротескном вычурном танце, будучи не в состоянии расцепить пальцы. Единственная возможность существовать – быть вместе любой ценой, даже если это существование противоречит законам этики, физики и здравого смысла. Вуайеризм главной героини протекает на замысловатом ментальном уровне. Становясь тайной соучастницей измены, все больше напоминающей балаганное представление, Элла вновь берет под свой контроль ситуацию. Физическому телу, символизирующему животное начало и основные инстинкты, прощается неверность, душа же надежно заперта в клетке сердечной привязанности. По сути Плимптон доводит до абсурда идею о духовной верности («я думал о тебе каждый раз, когда был с другими»), обряжая ее в петушиные наряды театрализованного гротеска.

На театрализацию истории работает и саундтрек ленты. Отказавшись от авангардного джаза и прокуренного танго, Плимптон нарочно выносит действие на оперную сцену. Серьезная пафосно-монументальная музыка, по идее, должна погружать в атмосферу глубокой человеческой драмы. Но диссонанс между кривляющимся рисунком и оперной трагичностью создает комический эффект. Леонкавалло и Равель теряют свою патетичную возвышенность, превращаясь в шутку, опереточную и несерьезную. И словно подтверждая эти мысли, режиссер начинает неимоверно затягивать музыкальные номера. Тут зрителю открывается наиболее слабая сторона «Измены». Сюжет мультфильма слишком прост и короток. Его с трудом удалось бы размазать на полчаса экранного времени. А перед нами – полнометражка, пусть и укороченная до бессовестных восьмидесяти минут. Плимптону и раньше с большим трудом удавалось наскрести необходимую порцию гэгов на полтора часа ленты, здесь же их отчаянно не хватает. В результате история провисает и часто топчется на месте, не решаясь на серьезные шаги. Гипертрофированные действия, когда для слезы на щеке приходят в движение все мускулы тела, самоотверженно пытаются заполнить сюжетные пустоты, но выходит это, мягко говоря, неважно, поскольку прием быстро приедается. С другой стороны, дополнительные сцены требовали бы больших денег, а их и так было по минимуму. Заполнить же тишину диалогами – удовольствие не из дешевых. Разговоры сводятся к незамысловатому щебетанию, остальное скажут музыка и танец.

Какой же можно вынести вердикт? «Измена» - это кот Шредингера в карьере Плимптона. Она оставляет смешанные чувства. Да, здесь есть фирменный юмор, шикарный рисунок, оригинальный мир и неподражаемая классическая музыка. Но в то же время лента пестрит нововведениями, нехарактерными для предыдущих работ Плимптона. И судя по трейлерам новых лент, эти нововведения так и останутся всего лишь экспериментом. При этом за всей историей, пусть и поданной глазами девушки, отчетливо видно авторское Я. «Измена» - лента очень личная, а значит, и не должна быть похожа на предыдущие анимационные сатиры. Она взрослая, размеренная, лишенная излишнего шутовства, но при этом чертовски обаятельная. Жаль только, что в гротескном анимационном мирке ее место на окраинах Плимптон-сити.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter