Лекала, по которым строятся криминальные комедии, давно приобрели законченную форму и не предвещают каких-то сюрпризов. Неудачное ограбление или случайное убийство и вот уже мафиози всех мастей и рангов начинают кружить хоровод вокруг главных героев. Сопровождается же это действо потоком черного юмора, отменной бранью разной степени скабрезности и обилием бутафорской крови. Пронизанные гангстерской эстетикой, эти ленты пытаются жестко высмеять бандитскую романтику с ее кражами, убийствами, похищениями. Правда, когда за дела берутся европейцы, сложно выдать однозначный прогноз о качестве и моральных посылах картины. Она может оказаться чем угодно — философской притчей, многомерной символической головоломкой, незамысловатой пустышкой или просто крепкой драмой. Хотя ей ничто не мешает впитать в себя все эти качества сразу.

Добро пожаловать в Брюгге, маленький городок, сошедший со страниц детских сказок. Время здесь давно остановилось, лишь парочка незадачливых туристов да съемочная группа напоминают о том, что на дворе объективное сегодня, а не романтическое вчера. Идеальное место для того, чтобы раствориться, вычеркнуть себя из жизни, спрятаться от душного кипящего мегаполиса. Именно поэтому Гарри (руководитель очередной мифической преступной организации) направляет сюда двух своих подчиненных. Рей, новичок во взрослых играх, стажер в ударном цехе киллеров, допустил более чем досадную ошибку на первом же задании. В своем желании покрасоваться перед воображаемой публикой, он потерял всякую осторожность, а это, как известно, ведет к плачевным последствиям. Но, ничего страшного, Рей отсидится в Брюгге, а пока за ним присмотрит старший рассудительный товарищ Кен.

Эта комедия насквозь пропитана грустью. С первых кадров, наполненных тарантиновской экспрессией, в душе появляется странное неуютное чувство. Словно интуиция решила сыграть сложную симфонию, считав с очевидных символов грядущую роковую развязку. Излишняя нервозность, срывающаяся в истерику, Гарри, непроходящий озноб Рея, молчаливая созерцательность Кена. Каждое чувство — смертоносный стилет, до поры до времени скрываемый в рукаве. Однако спусковые механизмы уже давно на взводе и достаточно малейшего движения для того, чтобы привести обвинительные приговоры в исполнение. Каждый герой — молчаливый судья, обладающий силой и мужеством вынести неутешительный вердикт не только себе, но и поставить диагноз окружающему миру. А дальше остается лишь одно — решать, на чьей ты стороне. Сможешь ли ты принять правила и научиться играть по ним, или же постараешься замкнуться в своем внутреннем горе? Решать только тебе.

Брюгге — невольный свидетель и участник причудливых событий. Здесь ангелы толкают наркоту и облегчают карманы туристам. Здесь демоны рассуждают о любви и справедливости. Здесь наемные убийцы, обладающие обаянием плюшевых медвежат, примеряют дуло револьвера к своему виску. Не обольщайтесь, эти медвежата нюхают кокс и вставляют ругательства, замешанные на гениталиях и половом акте, через каждые два слова. Здесь босховская червоточина разрастается до размера черной дыры, втягивая в себя благодетели и пороки без особого разбора. Мир наполнен масками, тенями, иллюзиями, аккуратно маскирующимися под витрину рождественской лавки. Но марципан уже просрочен, елка искусственна, а под омелой давно никто не целуется. Все это мираж, предсмертный бред, навязчивая, неизлечимая галлюцинация, ставшая реальностью. Кружась в мутном вальсе, улочки приобретают очертания чистилища, в котором персонажам непосчастливилось застрять в канун праздника. Впрочем, вечное пребывание в этой ледяной сказке может запросто превратить это место в ад.

История, рассказанная Мартином МакДона, имеет очертания синусоиды. Пульсирующая, увлекающая материя повествования, бросает нас то вверх, то вниз, заставляя вживаться в экранные образы. Попеременно вызывая смех и слезы, лента играет с нами в тяжелую игру, размахивая перед носом флагом надежды. И мы ведемся, верим, что сейчас, в эту минуту, все изменится, нерешаемое уравнение получит изящный ответ и все с радостными улыбками разойдутся по домам. Но вместо этого нас все глубже всасывает в пучину безнадеги. Снежный ком невеселой сказки все больше и больше подминает под себя героев и им уже не суждено выбраться из этого зачарованного места. И только Брюгге будет внимательно следить за происходящим, переваривая в своем средневековом нутре очередную трагедию. Брюгге! Брюгге! Трех жизней так мало для Брюгге.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter